Дырочка в сердечной перегородке > Какие задачи выполняют федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии

Какие задачи выполняют федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии

Стенограмма:

Д.А.Медведев: У нас совещание посвящено высокотехнологичной медицинской помощи. Все присутствующие знают, насколько она важна. От доступности этой помощи зависит не только здоровье – жизнь людей. Те, кому требуется проведение уникальных операций с применением сложной аппаратуры, дорогой аппаратуры, в абсолютной мере зависят от того, насколько своевременно эта помощь оказана.

Я сразу вспоминаю, что предшествовало появлению этих центров: я действительно этим начал заниматься с 2006 года, по-моему, в рамках нацпроекта «Здоровье». Тогда решили провести массированную кампанию по созданию подобного рода центров, и, несмотря на определённые сложности, я считаю, что в целом идея была абсолютно правильной, она завершилась созданием необходимого в первом приближении количества центров. Напомню, что с 2005 года финансирование высокотехнологичной помощи из федерального бюджета выросло (немаленькая цифра, обратите внимание) в 8 раз, до 52 млрд рублей! Нетрудно посчитать, что, стало быть, семь лет назад она составляла порядка 7 млрд рублей. Практически в 8 же раз увеличилось количество граждан, которые ежегодно получают высокотехнологичную помощь. Это тоже 800% роста – для нашей страны неплохой показатель. Всего она была оказана за этот период 1,5 млн человек, из них 250 тыс. человек – это дети. Так что цифры, скажу откровенно, хорошие, но это не значит, что можно расслабиться и больше ничего не делать, именно поэтому мы с вами сегодня проводим это совещание.

Почему нельзя расслабляться? Потому что потребность в высокотехнологичной помощи, по прикидкам специалистов, по прикидкам Министерства здравоохранения, пока удовлетворена меньше чем наполовину. Судя по социологическим опросам, которым, конечно, тоже нужно доверять более-менее условно, её доступностью сейчас удовлетворена лишь треть граждан. Сохраняется (и это действительно так) значительный разрыв между регионами по уровню обеспеченности такой медицинской помощью. Скажем, обеспеченность такой помощью в Северо-Западном округе почти в 2,5 раза превышает Приволжский округ, тоже, кстати, не самый дальний, а в Центральном округе дела обстоят лучше, чем в Южном. То есть вот эту диспропорцию, эту неравномерность нам придётся выравнивать. Нам необходимо увеличивать доступность и качество высокотехнологичной помощи, расширять географию её оказания с учётом имеющихся потребностей. Я просил бы, чтобы Минздрав проанализировал, какие технологии отсутствуют в России, и определил меры по их внедрению в работу учреждений здравоохранения. Сегодня у нас уже в 11 регионах работают вот эти самые центры высоких медицинских технологий (часть руководителей присутствует здесь на совещании), которые были созданы в рамках нацпроекта «Здоровье». Но они создавались не только в рамках этого проекта и не только за счёт федеральных средств, что само по себе, конечно, тоже неплохо. Я напомню, что это центры, которые были открыты в Пензе, Астрахани, Красноярске, Хабаровске, Челябинске, Перми, Калининграде – центры сердечно-сосудистой хирургии, центры нейрохирургии в Тюмени и Новосибирске, центры травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Чебоксарах и Смоленске.

Мы находимся в одном из таких центров в Калининграде. Конечно, он очень хорошо оснащён, чего там говорить, и оставляет следующее впечатление: здесь нет вычурной архитектуры, нет дорогостоящей мебели, и ничего этого здесь и не нужно. Но здесь есть великолепное оборудование и прекрасные врачи, а вот это именно то, что нужно, и именно на это не жалко денег. Нам пора уйти от тех медицинских строек, да и не только медицинских на самом деле, которые очень затратны, которые ещё по советским стандартам когда-то проектировались с огромными помещениями, очень дорогими, затратными в эксплуатации, которые используются на 30–40%. Вот здесь всё разумно. Будем надеяться, что и в дальнейшем у нас будут появляться именно такие образцы строительной и медицинской индустрии, скажем так. Центр хорошо оснащён, как я сказал, мы сейчас посмотрели оборудование. Оно, конечно, самое современное, хотя я Юрию Александровичу (Ю.А.Шнейдер – главный врач Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии в Калининграде) сказал, что это сейчас оно самое современное, но пройдёт три–пять лет, и оно уже не будет самым современным, а пройдёт 10 лет, и оно будет уже совсем обычным и даже устаревшим, и нам придётся снова принимать решение о дооснащении высокотехнологичных центров. Это государственная программа, я считаю, что нам придётся её продолжать и дальше. Вопрос в способах её реализации. Мы об этом подумаем, каким образом и какие финансовые инструменты здесь применять. Мы когда-то сделали это напрямую за счёт бюджета, значит, можем делать и дальше так, можем делать несколько иначе – с применением бюджета медицинского страхования, других финансовых форм. Посмотрим, подумаем, как это лучше делать.

В этом году мы в целом эту программу завершаем. Последний центр, насколько я понимаю, должен заработать до конца года в Барнауле, он должен был вводиться в эксплуатацию. И конечно, чем активнее они будут эксплуатироваться, чем активнее они будут использоваться, тем лучше: очередь большая, люди ждут. В общем, что мне это говорить, все присутствующие, все руководители медицинских центров, медики классные, всё это знают.

Что ещё важно? Не скрою, техника прекрасная, просто смотреть на неё приятно. Действительно, находишься, как в кабине космического корабля. И конечно, вся не наша вплоть до последнего гвоздя или, простите, последних перчаток и перевязочных материалов, упаковки, ещё чего-то. Конечно, нам нужно думать о том, чтобы создавать свою индустрию производства медицинской техники и изделий для высокотехнологичной помощи. Я не так давно проводил совещание по российской медицинской технике, нашему оборудованию, у нас не всё так плохо, как это было, скажем, лет 10 назад, наоборот, можно признать, что есть успехи. Есть предприятия, которые прочно на рынке уже укрепились, есть предприятия, которые поставляют продукцию уже и на экспорт. Но если говорить о высокотехнологичных видах медицинской техники, оборудования, то, конечно, с этим у нас пока не очень хорошо. Поэтому нам нужно двигаться в этом направлении – я совещание в Пензе проводил, поручения даны, – но это, конечно, дорога со встречным движением, это не только государственная забота, это ещё и решения самих бизнесменов, потому что это бизнес, это работа за свой риск, что называется. Нужно искать свою поляну и стараться в гармонии с иностранными поставщиками находить пространство для развития. Но в любом случае мы предусматриваем, что Минпромторг и Минздрав должны провести в среднесрочной перспективе, до 2020 года, мероприятия, которые направлены на то, чтобы в нашей стране локализовать производство иностранных медицинских изделий в тех сегментах отрасли, которые в настоящий момент у нас не производятся или производятся недостаточно, включая и те самые расходные материалы, о которых я говорю, и терапевтические средства, – это, безусловно, часть программы по развитию высокотехнологичной медицинской помощи.

Ну и ещё один приоритет. Техника-техникой, но без кадров ничего не происходит. Здесь подобрался, как и в других, кстати, местах, хороший коллектив, потому что это, как правило, люди, приезжающие из разных мест, команда профессионалов, причём это всегда именно команда, потому что иначе ничего не получится. Я, во-первых, хотел бы, кстати, поблагодарить всех медиков, которые приняли для себя такие непростые решения, потому что переезжать в другое место, будучи высококлассным специалистом, не всегда легко: у тебя есть и свой авторитет, и свой круг общения, допустим, в том городе, где ты жил и получил образование, работал. Но, с другой стороны, это такой челендж, который, наверное, у каждого человека в жизни бывает и на который нужно давать ответ, и очень хорошо, что вы такой ответ дали. Но теперь обязательство уже на стороне принимающей, а именно на регионе, на муниципалитете, потому что речь идёт о трудоустройстве и обеспечении нормальных условий для жизнедеятельности высококвалифицированных специалистов. И речь идёт об элементарных вещах: с одной стороны, это квартира, в целом обустройство в районе, а с другой стороны, возможность принимать участие в различных программах, в том числе образовательных стажировках и так далее. Хотел бы обратить на это внимание всех присутствующих и отдельно нового Министра регионального развития Игоря Николаевича Слюняева, который сегодня совершает первую командировку. Прошу любить и жаловать. Игорь Николаевич, я вам желаю (садитесь, пожалуйста) успехов. Надеюсь, что вы будете вести все вопросы, связанные с развитием наших регионов, относящиеся к федеральной компетенции, заниматься и стройками, и оказанием поддержки регионам, и координировать соответствующие федеральные целевые программы. В общем, желаю вам успехов и желаю, чтобы у вас были крепкие нервы. Опыт показывает, что министру регионального развития крепкие нервы необходимы.

И.Н.Слюняев: Спасибо!

Д.А.Медведев: Ну а всем остальным желаю не расслабляться. Приступим к обсуждению проблематики. Вероника Игоревна (обращаясь к В.И.Скворцовой), пожалуйста, с учётом того, что я уже сказал, вам слово для доклада.

В.И.Скворцова (Министр здравоохранения Российской Федерации): Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Впервые в 1993 году в здравоохранении России появилось приоритетное направление по развитию новых эффективных и ресурсоёмких технологий в лечении некоторых видов заболеваний. Но в полной мере, как уже отметил Дмитрий Анатольевич, только с 2006 года данное направление стало мероприятием приоритетным, в рамках которого предусматривались ежегодное увеличение финансирования и повышение доступности высокотехнологичных видов медицинской помощи.

За период с 2005 по 2012 год расходы на обеспечение граждан высокотехнологичной медицинской помощью выросли почти в 8 раз, количество пациентов, которые получили этот вид помощи, – также. Ежегодно 17% пролеченных с помощью высокотехнологичной медицинской помощи больных – это дети. Необходимо отметить, что начиная с 2008 года субъекты Российской Федерации участвуют в оказании высокотехнологичных видов медицинской помощи на условиях софинансирования, причём условия таким образом гибко менялись до 2012 года, что это позволило лишь за 2011 год повысить число больных, получивших ВМП (высокотехнологичную медицинскую помощь), с 40,5 тыс. до 134,9 тыс., что свидетельствует об абсолютно правильно выбранном пути.

В структуре оказания высокотехнологичной медицинской помощи преобладают оперативные вмешательства по нескольким профилям: сердечно-сосудистая хирургия, травматология-ортопедия, онкология, офтальмология, нейрохирургия. И за последние два года существенно увеличилась доля педиатрии за счёт введения в 2011 году нового направления высокотехнологичной медицинской помощи – неонатологии и неонатальной хирургии. До 64% в структуре оказания высокотехнологичной медицинской помощи приходится на три группы наиболее значимых заболеваний, обуславливающих смертность населения нашей страны.

Важно отметить, что ежегодно происходит обновление видов высокотехнологичной медицинской помощи по каждому профилю, с включением наиболее современных, сложных и ресурсоёмких технологий. И в связи с этим стоимость лечения высокотехнологичными медицинскими методами одного больного повысилась с 2006 года в 2 раза – с 72 тыс. до 144 тыс. рублей в среднем.

В 2006 году высокотехнологичную медицинскую помощь оказывали 93 федеральных учреждения, которые были расположены в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске. В 2012 году количество медицинских организаций не только выросло до 336, но 221 медицинская организация – это субъектовая организация, расположенная в регионах страны, и 115 федеральных подведомственных учреждений, расположенных также по всей территории страны.

Средняя обеспеченность населения высокотехнологичной медицинской помощью увеличилась в 2011 году с 2006 года более чем в 5 раз – с 41,6 до 223,8 на 100 тыс. населения. В то же время средняя обеспеченность значительно варьирует между регионами, на чём уже заострил внимание Дмитрий Анатольевич. Так, в Северо-Западном федеральном округе наиболее высокий уровень обеспеченности – 361,5, на 61,5% выше, чем в среднем по России, причём самый высокий уровень обеспеченности в Санкт-Петербурге – 551,6.

Следует отметить, что только в Санкт-Петербурге на территории нашей страны уровень обеспеченности соответствует средним европейским стандартам. Близкая ситуация в Центральном федеральном округе и в Москве. Это позволяет сделать вывод о недообеспеченности пока высокотехнологичной медицинской помощью населения большинства регионов страны, что подтверждается проведённым сравнительным анализом с аналогичными показателями обеспеченности в странах Западной и Восточной Европы и Соединённых Штатах Америки (на следующем слайде они представлены).

Строительство 12 федеральных центров высоких медицинских технологий также является одним из проектов приоритетного национального проекта «Здоровье», оно внесло существенный вклад в развитие в целом этого направления. С 2008 года введены в эксплуатацию 11 центров: семь – сердечно-сосудистой хирургии, два – травматологии и ортопедии, два – нейрохирургии. Из них четыре вошли в строй в 2012 году – это федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии в Перми и Калининграде, Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Смоленске и Федеральный центр нейрохирургии в Новосибирске. В конце 2012 года запланировано завершение проекта вводом в эксплуатацию последнего, 12-го центра – это Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Барнауле. По вопросам завершения строительства федеральных центров в Смоленске, Новосибирске и Барнауле 11 октября было проведено совещание у заместителя Председателя Правительства Ольги Юрьевны Голодец, которая определила сроки начала функционирования всех трёх центров.

Для функционирования центров высокотехнологичной медицинской помощи необходимо было заранее подготовить достаточное количество квалифицированных специалистов. Всего подготовлено более 800 врачей – нейрохирургов, сердечно-сосудистых хирургов, травматологов, ортопедов. Значимый вклад в подготовку внесли ведущие федеральные научно-исследовательские медицинские учреждения страны. Важно отметить, что отраслевые лидеры продолжают курировать в постоянном режиме центры высокотехнологичной медицинской помощи, организуют мастер-классы, симуляционные тренинговые программы, выезжают бригадами в новые центры и оперируют вместе с молодыми подготовленными хирургами. В федеральных центрах созданы все условия для эффективной и творческой работы персонала. В центрах, которые были введены до 2012 года, штаты укомплектованы от 90 до 100%, в остальных укомплектование проводится по мере выхода на технологичные мощности (от 3 тыс. до 5 тыс. операций в год в зависимости от профиля учреждений). Средняя заработная плата медицинского персонала составляет: у врачей – от 85 тыс. до 90 тыс. рублей, у среднего медицинского персонала – от 30 тыс. до 34 тыс. рублей, что, соответственно, превышает среднюю заработную плату медицинского персонала в целом в отрасли. По условиям соглашений в регионах специалистам центров было выделено более 170 квартир, и мы надеемся, что для сотрудников центров, вводимых в 2012 году, также будет предусмотрено жильё и необходимая социальная поддержка.

Федеральные центры высоких медицинских технологий территориально расположены в различных федеральных округах, что обеспечивает транспортную доступность высокотехнологичной помощи. Каждый федеральный центр предоставляет помощь более 12 регионам страны. Наиболее богатыми связями оброс центр в Чебоксарах: высокотехнологичная помощь только за 2011 год была предоставлена жителям 38 регионов страны. За период с 2008 года до 1 октября 2012 года выполнено более 72,5 тыс. высокотехнологичных операций, из них за 2011 год – 25 324. Таким образом, мощности нарастают прогрессивно. В 2012 году приступили к операционной деятельности федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии в Перми и Калининграде. Федеральные центры в Смоленске и Новосибирске, которые получили лицензии в октябре 2012 года, проводят консультативно-диагностический приём и готовятся к операционной деятельности в ближайшее время.

Среди федеральных центров особо хотелось бы отметить федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии в Калининграде, учитывая особенности географического расположения и особенности наполнения центра больными, требующими высокотехнологичной медицинской помощи. Работа вместе с субъектом Российской Федерации, главными специалистами субъекта Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что данный центр будет развиваться не только как монопрофильное учреждение, но и с привлечением некоторых смежных профилей, в том числе: полностью вся сосудистая хирургия и эндоваскулярная хирургия, элементы трансплантологии и при необходимости элементы сосудистой нейрохирургии.

Развитие высокотехнологичной медицинской помощи до 2020 года предусматривает изменение организационных и финансовых механизмов. В соответствии с федеральными законами об обязательном медицинском страховании и основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации с 2015 года предусматривается включение основных видов высокотехнологичной медицинской помощи в систему обязательного медицинского страхования. Вместе с тем следует обратить внимание на то, что быстрое развитие биомедицины и ежегодное внедрение новых медицинских технологий обусловят сохранение и в 2015 году, и в последующие годы дополнительной финансовой потребности, не предусмотренной системой ОМС, для обеспечения населения инновационными методами лечения до их широкого тиражирования и перевода в стандарты оказания медицинской помощи. Для непрерывного ускоренного инновационного развития помощи в 2013–2014 годах предстоит провести масштабную организационную работу с формированием особого пула федеральных государственных учреждений – учреждений, не только оказывающих наиболее сложные и эксклюзивные виды высокотехнологичной медицинской помощи, но и выполняющих функции центров фундаментальной и трансляционной медицины, разрабатывающих и внедряющих новые технологии, организующих мультицентровые клинические исследования, обучающих профильных специалистов из всех регионов и ежегодно обновляющих клинические протоколы, порядки и стандарты медицинской помощи. Спасибо большое.

Д.А.Медведев: Спасибо, Вероника Игоревна. Коллеги, я не буду ни в кого пальцами тыкать: кто хочет взять слово – пожалуйста, предоставлю. Кому угодно?

Н.А.Волобуев (заместитель генерального директора государственной корпорации «Ростехнологии»): Разрешите, Дмитрий Анатольевич.

Д.А.Медведев: Пожалуйста. Прошу вас.

Н.А.Волобуев: Заместитель генерального директора государственной корпорации «Ростехнологии» Волобуев.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, я хотел напомнить, что в соответствии с указом Президента Российской Федерации в марте 2009 года на государственную корпорацию «Ростехнологии» были возложены функции заказчика по строительству федеральных центров высоких медицинских технологий. Уже в 2010 году корпорация совместно с администрациями регионов завершила строительство и ввела в эксплуатацию четыре федеральных центра. Это уже упоминавшиеся три центра сердечно-сосудистой хирургии – в Хабаровске, Красноярске и Челябинске и Центр нейрохирургии в Тюмени. Как было уже сказано, эти четыре центра успешно оказывают высокотехнологичную медицинскую помощь. В 2011–2012 годах корпорацией также завершено строительство и введены в эксплуатацию, начали функционировать четыре федеральных центра высоких медицинских технологий: два центра сердечнососудистой хирургии в Перми и Калининграде, Центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Смоленске и Центр нейрохирургии в Новосибирске.

Совместно с администрацией Алтайского края мы завершаем строительство Центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Барнауле. Строительно-монтажные работы надземной части центра завершены, ведутся пуско-наладочные работы инженерных систем, монтаж медицинского оборудования. Регионом завершаются строительно-монтажные работы цокольной части и работы по инженерным сетям здания и благоустройству территории. С учётом срока монтажа и пуско-наладочных работ сложного медицинского оборудования ввод центра в эксплуатацию планируется на начало ноября этого года. Закрепление имущества, лицензирование для начала функционирования центра планируется завершить в декабре. С вводом в эксплуатацию федерального центра в Барнауле корпорация завершает задачу строительства федеральных центров высоких медицинских технологий в рамках приоритета национального проекта «Здоровье». Благодаря участию в этой масштабной государственной программе госкорпорация приобрела большой опыт строительства медицинских объектов и оснащения их высокотехнологичным медицинским оборудованием.

Современная технология модульного строительства позволила в сжатые сроки ввести в эксплуатацию медицинские объекты, столь необходимые для повышения доступности и качества медицинского обслуживания населения. В качестве примера могу привести центр, в котором мы сейчас находимся: от начала строительно-монтажных работ до получения лицензии прошёл всего лишь год, то есть за год мы этот центр ввели в эксплуатацию. В этой связи, по нашему убеждению, корпорация способна и дальше выполнять задачи, которые ставит Правительство Российской Федерации в области развития здравоохранения, по строительству и оснащению медицинских объектов, в частности перинатальных центров, модульных фельдшерско-акушерских пунктов, подвижных диагностических пунктов для сельской местности, причём мы способны делать от стадии проектирования до ввода в эксплуатацию.

В этой связи, уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы хотели бы просить Правительство Российской Федерации и Министерство здравоохранения учесть наш опыт в этой сфере и давать нам новые задания.

Спасибо. Благодарю за внимание.

Д.А.Медведев: Спасибо. Действительно, я… Это в 2009 году было, да?

Н.А.Волобуев: Да.

Д.А.Медведев: Подписал указ о передаче всей работы Ростехнологиям, потому что, к сожалению, предыдущая схема не сработала так, как нам бы того хотелось. Но это тоже опыт на самом деле, потому что масштабы задачи были огромные, никогда вот такого количества высокотехнологичных медицинских центров в нашей стране параллельно не строилось. Даже поставщики оборудования, скажем откровенно, с этим не справлялись, особенно когда им поступил такой серьёзный заказ. Этот опыт должен быть учтён на будущее, потому что, конечно, на этом развитие не остановится. И если мы по ходу, перестраивая ряды, вышли на формат работы с участием крупной государственной корпорации, когда финансовые и организационные обязанности распределялись между практически тремя участниками: это Российская Федерация, включая федеральные деньги, естественно, профильные ведомства, которые этим занимались, это регион, который должен был обеспечить подключение инфраструктуры и некоторые другие обязательства исполнить, и государственная корпорация «Ростехнологии», которая, по сути, выполняла функции такого большого оператора по всей этой работе… В целом окончание этих работ получилось достаточно энергичным и активным. Надеюсь, что в конце в Барнауле мы всё введём и эта тема будет закрыта.

Опыт, и я с этим согласен, должен быть использован и на будущее. При этом я не исключаю, что могут появиться и какие-то другие формы координации и кооперации усилий, включая и наличие других источников финансирования. Я, например, не вижу ничего, откровенно говоря, плохого в том, чтобы, например, какие-то высокотехнологичные центры строились именно в формате взаимодействия между регионом и частными инвесторами или Федерацией, частными инвесторами и региональными инвесторами при использовании опыта, который мы действительно создали за последнее время. Коллеги, у вас у всех есть свои представления об этом.

А.А.Баранов (вице-президент Российской академии медицинских наук): Разрешите?

Д.А.Медведев: Пожалуйста. Прошу вас, Александр Александрович (обращаясь к А.А.Баранову).

А.А.Баранов: Директор научного центра «Здоровье детей», вице-президент академии медицинских наук.

Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые участники совещания! Внедрение высокотехнологичной медицинской помощи в практику работы здравоохранения позволило в последние годы снизить младенческую, детскую, общую смертность и стабилизировать инвалидность по крайней мере детского населения.

Сегодня назрела необходимость (с учётом уже опыта) уточнить походы к организации высоких медицинских технологий. В основу этих подходов, на наш взгляд, должен быть положен принцип, сформулированный выдающимся русским терапевтом Мудровым (М.Я.Мудров – русский врач, один из основателей русской клинической школы), – лечить не болезнь, а больного. Высокотехнологичная медицинская помощь предназначена пациентам со сложной патологией. Это, как правило, сочетанная полиорганная патология, требующая мультидисциплинарного подхода к лечению больного. Понятно, что лечение такого больного должно выходить за рамки одного стандарта и осуществляться с использованием клинических рекомендаций, в основу которых должны быть положены медицинские технологии. Такой подход и позволяет лечить не болезнь, а больного с учётом сочетанной патологии, которая встречается у этих больных, у 80% пациентов. В связи с этим вытекает один практически важный вывод: ВМП должно преимущественно оказываться в многопрофильных клиниках на междисциплинарной основе. К примеру, детский церебральный паралич: технологии применяются ортопедические, неврологические, нейрохирургические, офтальмологические, реабилитационные – и это всё для одного больного. Кохлеарная имплантация: ребёнок не будет говорить, если не использовать кроме хирургической технологии реабилитационные технологии, медико-психологические технологии.

Расширяя перечень учреждений, в которых оказывается ВМП, следует иметь в виду, что нужна аккредитация не только учреждений, но и врачей. Нередко учреждения соответствуют условиям оказания ВМП, а врачей соответствующей квалификации, владеющих соответствующими технологиями, нет.

Важно отметить также, что в силу биологических особенностей конкретного человека, а также из-за серьёзных недостатков в системе клинических исследований до 40% лекарств, представленных в России, не обладает доказанной эффективностью, поэтому необходима разработка персонализированной медицины на основе молекулярно-генетических исследований с определением индивидуальной чувствительности пациента к лекарственным препаратам. В связи с этим должна возрасти роль федеральных научных центров. В их задачу должно входить три очень важных направления. Первое – проведение фундаментальных исследований, механизмов заболеваний и поиск молекулярных маркеров и их диагностики. Второе – исследование эффективности и безопасности лекарственных средств. Особенные проблемы в этом отношении создались в педиатрии: сегодня только 1,5–2% клинических исследований посвящено исследованиям лекарств для педиатрии. Мы в своё время предлагали упростить регистрацию лекарств для педиатрической практики, тех, которые прошли апробацию, в частности, в Соединенных Штатах и других странах. Такое поручение проходило, Дмитрий Анатольевич, но пока оно не реализовано, к сожалению. И третье – это оценка и перевод результатов фундаментальных и клинических исследований в новые технологии, востребованные в практическом здравоохранении. Однако пока мы не понимаем, как будут финансироваться эти работы в системе ОМС.

Эффективность ВМП во многом зависит от организации лекарственного обеспечения, прежде всего детского населения. Хотелось бы обратить ваше внимание на такой факт: в случае ремиссии болезни на фоне терапии дорогостоящими препаратами статус «ребёнок-инвалид» детям с тяжёлыми болезнями снимается. При этом дети теряют право на обеспечение льготными лекарствами, льготный проезд к месту лечения. Это приводит к прекращению лечения, прогрессированию болезней и вновь к инвалидности. Этот вопрос неоднократно поднимался, но решения пока не нашёл. По нашему мнению, льготные лекарства должны выдаваться не по инвалидности, а по болезни.

В заключение хочу отметить, что клинические центры Российской академии медицинских наук готовы вдвое увеличить число пациентов, получающих медицинскую помощь по ВМП (с 50 тыс. до 100 тыс.), и взять на себя функцию головных по разработке и внедрению в практику работы высокотехнологичных медицинских центров инновационных технологий диагностики, лечения и реабилитации.

Спасибо. 

Д.А.Медведев: Спасибо, Александр Александрович. Пожалуйста, коллеги.

Ю.Б.Слюсарь (заместитель министра промышленности и торговли Российской Федерации): Разрешите?

Д.А.Медведев: Пожалуйста.

Ю.Б.Слюсарь: Слюсарь, Минпромторг. Я по участию российской медицинской промышленности в оказании высокотехнологичной медицинской помощи.

Д.А.Медведев: Да, пожалуйста.

Ю.Б.Слюсарь: У нас завтра на заседании Правительства рассматривается государственная программа «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности». Мы при её составлении учли все пожелания и замечания, которые были высказаны, включая последние два знаковых для нас совещания в Пензе и Сколково. Постарались с точки зрения этих вызовов, которые стоят перед российской медицинской промышленностью, в том числе с точки зрения оказания ВМП, предусмотреть мероприятия… Мы можем выделить четыре, о которых я кратко хотел бы сказать.

Первое – это модернизация существующей производственной базы на основе новых технологических решений и перевода их на международные стандарты качества. Эта работа у нас началась в прошлом году, она финансируется в соответствии с графиком, и в принципе мы уже можем констатировать первые результаты, которые мы получили.

Второе – то, о чём Вы сказали, нам, конечно, не обойтись без локализации. В тех областях, где у нас существует значительное технологическое отставание, мы считаем возможным приветствовать локализацию, делать её привлекательной. Сейчас мы подготовили проект постановления Правительства по разработке единых, унифицированных правил для желающих локализовать производство, и считаем, что продвижение этого направления с участием предприятий российской медицинской промышленности, конечно, в значительной степени удовлетворит потребность. Что здесь важно? Это чёткие и понятные долгосрочные прогнозы, здесь мы совместно работаем с Минздравом и, так сказать, та информация, которую получаем, крайне важна для тех экономических агентов, которые планируют на этом рынке работать. Сейчас у нас несколько проектов реализуется наиболее значимых, Вы о них знаете, – это «Ростехнологии» с компанией «ДжиИ Хэлскеа», «Ренова» по стентам. И, собственно, мы считаем, что некие общие представления, общий подход в данной ситуации сделают это направление более привлекательным.

Третье: мы открыли в этом году порядка 30 работ более чем на 700 млн рублей по разработке новых продуктов как на уровне компонентов, так и на уровне готовых изделий. Считаем, что это направление тоже нужно всячески поддерживать, у нас есть компетенции, которые можно развивать. И в данной ситуации финансирование подобного рода разработок в медицинской промышленности обеспечит нам в критических направлениях ту степень независимости, которая, собственно, нам крайне важна.

И четвёртое, наконец, на наш взгляд, самое главное – это попытка создать некий новый отраслевой ландшафт. В Пензе говорили о том, что необходимо решать проблему консолидации, укрупнения компаний, и я абсолютно с Вами согласен: это, конечно, поиск и создание глобальных международных партнёрств и союзов. В данной ситуации, на наш взгляд, тот быстрорастущий рынок, который мы демонстрируем, и те меры государственной поддержки делают достаточно привлекательными подобного рода проекты. При высокой активности бизнеса, при нашей господдержке, при чётком понимании потребности, которую нужно будет удовлетворять, мы считаем, что амбиции на подобного рода проекты у нас должны быть, мы готовы всячески поддерживать, поэтому завтра нам предстоит рассмотрение программы, очень надеемся на её принятие, все эти моменты мы там постарались отразить. У меня всё, спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо. Я потом в конце некоторые комментарии сделаю, естественно, по выступлениям. Пожалуйста, коллеги, прошу вас.

А.В.Щукин (главный врач Воронежской областной клинической больницы): Главный врач Воронежской областной клинической больницы Александр Васильевич Щукин.

Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Глубокоуважаемая Ольга Юрьевна! Глубокоуважаемая Вероника Игоревна, коллеги, участники совещания! Я хотел бы представить развитие высоких технологий в Воронежской областной клинической больнице именно регионального подчинения. Воронежская областная клиническая больница является крупнейшим многопрофильным больничным поликлиническим учреждением и передовым учреждением Воронежского региона по оказанию специализированной и высокотехнологичной помощи. Мощность стационара нашей больницы на сегодняшний день – 1757 коек. В структуре больницы 42 клинических, 16 диагностических подразделений, поликлиника с посещением более 200 тыс. пациентов в год. На базе больницы также функционирует 14 кафедр Воронежской государственной медицинской академии. В 2011 году в стационаре получили медицинскую помощь более 56 тыс. пациентов, проведено более 31 тыс. операций, принято более 4,5 тыс. родов.

Основными направлениям работы нашей больницы являются оказание и развитие высокотехнологичной специализированной помощи населению региона, координация оказания помощи на различных уровнях в регионе, реализуемая при помощи семи созданных региональных специализированных центров на базе нашей больницы, анализ эффективности проводимых мероприятий, развитие телемедицинских технологий и ведение регистров больных с различными заболеваниями.

Этапы развития Воронежской областной клинической больницы как стационара высокотехнологичной помощи начинаются со второй половины 1970-х годов, когда были проведены первые операции на сердце. С 2007 года наша больница участвует в выполнении государственного задания за счёт средств федерального бюджета по трём профилям: сердечно-сосудистая хирургия, нейрохирургия, травматология и ортопедия. В 2009 году больница уже выполняет задание по четырём профилям. В 2012 году количество профилей, по которым больница выполняет государственное задание, достигло 15, и в 2013 году позволит выполнять высокотехнологичную помощь по 19 профилям.

Общая коечная мощность больницы за время её работы не претерпела существенных изменений, однако существенно изменился качественный состав коечного фонда с учётом реализации национального приоритетного проекта «Здоровье». Для повышения доступности высокотехнологичной медицинской помощи увеличено количество специализированных коек по сердечно-сосудистому и нейрохирургическому профилю, в связи со значительным ростом количества высокотехнологичных операций практически вдвое увеличилось количество реанимационных коек. Количество операционных залов, оснащённых современным оборудованием, за последние три года увеличилось с 34 до 43.

Всё это дало возможность увеличить общее количество оперативных вмешательств, проведённых в 2011 году, по сравнению с 2005 годом на 38%, и составило 31 тыс. операций. За аналогичный период количество высокотехнологичных операций увеличилось более чем в 5 раз, в 2012 году эта цифра достигнет увеличения более чем в 7 раз.

В 2008 году наша область одна из первых в России приступила к реализации федеральной программы по совершенствованию медицинской помощи больным сосудистыми заболеваниями, и на сегодняшний день можно сказать о создании эффективной системы оказания специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи больным с инсультом и острым коронарным синдромом. В области созданы и успешно функционируют 10 первичных центров, и координирует их деятельность региональный сосудистый центр, созданный на базе нашей больницы. Это позволило сделать своевременной, равнодоступной, специализированной и высокотехнологичной помощь жителям нашей области вне зависимости от места проживания. В 2011 году введён в строй после реконструкции кардиохирургический центр, оснащение которого сегодня соответствует международным стандартам. На сегодняшний день в составе кардиохирургического центра открыты три новых инновационных операционных, одна из которых (одна из первых в России) гибридная. Также дополнительно открыто отделение кардиореанимации. Кардиохирургическим центром, функционирующим на базе нашей больницы, оказывается высокотехнологичная медицинская помощь как взрослым, так и детям, выполняется более 2,5 тыс. операций в год на сердце, в том числе более 700 в условиях искусственного кровообращения. В последние три года количество операций на сердце увеличилось на 90%, операций с искусственным кровообращением – на 50%. В рамках реализации сосудистой программы приоритетного национального проекта «Здоровье» мощный импульс получило также развитие нейрохирургической службы. Только за последние четыре года реализации программы внедрены современные, высокотехнологичные, в том числе эндоваскулярные методы лечения больных с острым инсультом. Объём оперативных вмешательств за последние три года увеличился в 5 раз по сравнению с 2007 годом.

Воронежская областная больница также занимает ведущее положение в Центрально-Чернозёмном регионе по эндопротезированию тазобедренных и коленных суставов. Только за последние два с половиной года произведено 1668 эндопротезирований крупных суставов, что обеспечило рост количества операций в 3 раза – с 303 в 2010 году до 924 на 2012 год.

Открытый в 2011 году в составе многопрофильной больницы перинатальный центр позволил поставить на новый качественный уровень оказание помощи беременным и новорождённым, в том числе детям с экстремально низкой массой тела и врождёнными пороками сердца и сосудов. Это позволило не только увеличить объём оперативных вмешательств на сердце у детей, но и начать выполнение срочных операций у новорождённых с критическими пороками сердца в первые дни их жизни.

Д.А.Медведев: Александр Васильевич, извините, я вас прерву. Это классно, что всё так идёт. А есть проблемы какие-то? Мы ведь собираемся здесь не ради самоотчётов, потому что за последние годы, действительно, сделано немало. Мне не стыдно за эту программу, скажу откровенно, потому что я имею к ней прямое отношение, я ею занимаюсь уже семь лет. Хорошо, что и на базе областной больницы это делается. Есть какие-то предложения в адрес Минздрава, Минфина, Правительства? Что-то поменять, может быть, надо?

А.В.Щукин: Нет. Сегодня постановление Правительства 1062 позволяет действительно правильно определять субсидирование и оказывать эту помощь равноценно для жителей регионов, то есть то направление, которое сегодня задано, имеет положительный результат.

Д.А.Медведев: Я помню, раньше основные мучения были (сейчас мы от этой системы отошли) с этими квотами. Ох, сколько разговоров было! Куда ни приедешь в медицинский центр – давайте квоты переделим. Известная тема – федеральные квоты, региональные квоты... Сейчас как с этим обстоит?

А.В.Щукин: С 2012 года намного стало проще, потому что методика сегодня прозрачная, имеет формулу, и мы, регионы, достаточно активно (это от нас зависит) готовимся и участвуем.

Д.А.Медведев: Ладно, хорошо. Спасибо.

Пожалуйста, послушаем губернатора. Пожалуйста, Николай Николаевич (обращаясь к Н.Н.Цуканову).

Н.Н.Цуканов (губернатор Калининградской области): Дмитрий Анатольевич, во-первых, от имени жителей Калининградской области хотелось бы выразить слова благодарности за своевременное принятие решения по строительству этого центра. Это действительно самый лучший центр на территории Калининградской области, самый современный центр. Он именно нам необходим, потому что мы живём в анклаве и каждый раз отправлять детей, взрослых на диагностику даже в другие медицинские центры страны обременительно для бюджета каждой семьи. И то, что он у нас появился, для нас это очень важно.

Мы понимаем прекрасно, что загрузка центра тоже лежит в нашей плоскости, определённой плоскости ответственности вместе с Министерством здравоохранения Российской Федерации. Мы понимаем, что два-три года ещё мы будем работать с нашими жителями, потому что эта помощь нужна сегодня нам, нашим детям, жителям Калининградской области, возможно, окружающих областей, но мы понимаем, что через два-три года эта проблема может встать остро, и по поводу квотирования мы, наверное, вопрос ещё будем поднимать. Но мы понимаем, что мы могли бы сами тоже поработать в этом направлении, поработать с иностранцами, которые находятся вокруг нас. Вокруг нас границы – поляки, литовцы, немцы, у них высокотехнологичная помощь, но она очень дорогая по сравнению с нашей.

У нас специалисты достаточно хорошие, мы сегодня увидели, услышали, что специалисты могут оказывать достаточно серьёзную помощь. Мы всё делаем для того, чтобы к нам приехали самые лучшие специалисты, я главврача просил: мы должны подобрать самых высококлассных специалистов страны. Правительство области сейчас пока арендует 38 квартир для специалистов, оплачивает из своего бюджета. Уже заложен дом – новый мы построим, 60 квартир, и уже к середине 2013 года 60 квартир готовы будем передать кардиологическому центру. Мы понимаем, что это очень важно: специалист приедет только туда, где будет обеспечен социальный пакет. Так вот, если говорить об иностранцах, наверняка они поедут только туда, где будет хороший резонанс, хорошие операции, классные специалисты.

Визы. Вопрос: возможно ли упрощённое получение виз для иностранцев, если они имеют контракт, допустим, с кардиологическим центром на операцию или ещё на что-нибудь? Может быть, они бы получали в упрощённом виде или на границе эту визу. Это помогло бы кардиологическому центру работать с иностранными пациентами.

Д.А.Медведев: Когда мне рассказывают или задают вопрос про визы с государствами ЕС, у меня портится настроение, хочется сказать всё, что я думаю о некоторых моих партнёрах. Я этого делать не буду. У нас совещание медицинское, мирное. Тем не менее, конечно, нам нужно заниматься максимальным упрощением визового общения с нашими коллегами из Евросоюза. Вы знаете, я много этим занимался. У нас сейчас с ними подготовлена дорожная карта на этом направлении. Реализация её идёт медленно. Многие позиции до сих пор не согласованы, то есть она фактически сейчас, к сожалению, забуксовала. Поэтому шарик на стороне наших партнёров, потому что, я напомню, вопросы виз всегда носят встречный, взаимный характер. С нашей стороны, если мы договоримся, никаких задержек не будет, в том числе и при оформлении быстрых, допустим, виз для подобного рода операций. Это вообще гуманитарная вещь на самом деле, если на то пошло…

Н.Н.Цуканов: Спасибо.

Д.А.Медведев: …по медицинским показаниям.

Пожалуйста, коллеги, врачи, не врачи. Пожалуйста, Евгений Владимирович (обращаясь к Е.В.Шляхто).

Е.В.Шляхто (директор Федерального центра сердца, крови и эндокринологии имени В.А.Алмазова, г. Санкт-Петербург): Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич, Вероника Игоревна, Ольга Юрьевна! Глубокоуважаемые коллеги! Так случилось, что наш центр (Федеральный центр сердца, крови и эндокринологии имени В.А.Алмазова в Петербурге) стал ровесником создания и внедрения национального проекта «Здоровье», и всё стартовало с 2006 года. Дмитрий Анатольевич, Вы помните, Вы открывали наш центр? Мы начинали как монопрофильное учреждение, сегодня мы многопрофильное, и многое сделано. О чём бы я хотел сказать? Есть три вещи, которые мы у себя реализовали и которые могут быть полезны для модернизации и вообще развития высокотехнологичной медицинской помощи.

Первое – это, конечно, многопрофильность, о чём говорил Александр Александрович (А.А.Баранов) – мы не договаривались. Это связано со многими причинами, но одна из важнейших – это сопутствующая патология. Больше 90% сложной сопутствующей патологии есть у больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, которые готовятся к большим операциям. Это определяет не только мультидисциплинарный, но и многопрофильный подход. И вот в рамках реализации этого подхода нам удалось с 2006 года, когда мы стартовали, на сегодня внедрить 19 профилей и увеличить по сравнению с 2005 годом количество операций в 20 раз. Причём что очень важно? Что не только увеличилось количество операций, мы снизили смертность при операциях на открытом сердце с 4,2% в 2005 году до 2% в прошлом году – это, в общем, европейский уровень.

Второе направление, которое, мне кажется, очень важным является для будущего развития высокотехнологичных центров, – это этапность оказания помощи. Вы видели эти данные, Вероника Игоревна представила по Петербургу. У нас, в общем, очень такая благополучная ситуация с высокими технологиями, благодаря Минздраву, Правительству действительно многого добились. Но мы видим резервы улучшения качества этой помощи, мы видим, что даже при тех деньгах, которые выделяются, можно увеличить количество вмешательств за счёт этапности, чтобы не финансировать этап, а финансировать в целом услугу оказания помощи. Сегодня чаще мы выполняем основной этап, дальше пациент уходит в сеть, и дальше уже мало информации о том, что происходит. Мы у себя реализуем два направления этапности помощи для взрослых и для детей. Для взрослых мы сделали основной этап, где выполняются операции, дальше он идёт с дорогой койки на более дешёвую, для госпитальной реабилитации, и дальше хотелось бы иметь, конечно, ещё такой санаторный этап реабилитации. У нас его нет, но, мне кажется, это очень важно, и то направление, которое сегодня декларировало Министерство, мы поддерживаем всячески, развитие вот такого реабилитационного направления в медицине.

За счёт этого направления у детей мы сегодня открыли, вы хорошо знаете, перинатальный центр у нас работает. И мы сейчас для перинатального центра завершаем строительство лечебно-реабилитационного комплекса: сложные, тяжёлые дети, почти 97% патологий у мам, собираются со всей страны, они нуждаются в дополнительном реабилитационном лечении, уже более длительном, чем даже месяц и даже чем два, поэтому для этого направления тоже очень важно.

Вот в рамках этапности помощи, конечно, очень перспективным является и амбулаторный этап. Если даже на двух этапах помощи мы сегодня экономим 15% бюджетных средств, которые нам выделяются за счёт перевода больного на более дешёвую койку... Но если мы будем амбулаторно, с участием наших специалистов и центров, может, даже не сами, может быть, даже с участием аккредитации городских поликлиник, амбулаторных центров, которые с нами будут думать одинаково и в нашем русле участвовать в едином процессе, мы сможем сэкономить почти 50%.

Мы проанализировали больных, которых прооперировали, на втором году после операции. Оказалось, что можно снизить расходы со 144 тыс. до 68 тыс. на одного человека, то есть мы почти 50% денег можем экономить за счёт того, что больной будет вовремя приходить, ему будут напоминать о таблетках, он будет вовремя принимать. И эта вся активная медикаментозная терапия действительно позволит улучшить судьбу больных, и прямые и непрямые расходы, связанные с уменьшением частоты госпитализации, инфарктов, инсультов, вызовов скорой помощи, больничного листа (это всё просчитано), – действительно очень важный и перспективный путь.

И третье, что я хотел бы сказать. Мы создали огромное количество центров. Это действительно другая медицина. Поверьте мне, это современная, быстро созданная европейская медицина. Но мне бы очень хотелось, чтобы все достижения в этой области служили ещё на благо развития науки и образования. Должна быть единая интеграция науки, клиники и образования. И очень важно, чтобы новые центры высоких медицинских технологий были вовлечены вообще в систему и создание новых медицинских технологий, в тесном партнёрстве (даже, может, немножко более тесном, чем сейчас) функционировали с крупными научными центрами. Только так, на основе многопрофильности, этапности и использования новейших достижений трансляционной медицины мы можем действительно добиться очень многого. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо, Евгений Владимирович. Пожалуйста, коллеги, кто хотел бы ещё сказать?

Н.С.Николаев (главный врач Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования, г. Чебоксары): Разрешите?

Д.А.Медведев: Пожалуйста.

Н.С.Николаев: Глубокоуважаемый Дмитрий Анатольевич! Глубокоуважаемые участники совещания! Позвольте поделиться первыми результатами работы Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования в городе Чебоксары. Мы начали свою деятельность в 2009 году и за три с небольшим года пролечили более 16 тыс. пациентов, из них 14,5 тыс. пациентов получили высокотехнологичную медицинскую помощь. Хирургическая активность составляет 99%. В прошлом году Центр был сертифицирован на соответствие системе менеджмента и качества ИСО 9001, в том числе международной системе IQNet. В перспективе мы готовы к экспорту медицинской помощи. 70% оказанной нами помощи – это эндопротезирование суставов, всех видов суставов – крупных, мелких, средних. Сложные операции выполняются с применением уникальных технологий, компьютерной навигации. Мы также выполняем операции на позвоночнике, в том числе с применением роботоассистенции.

В центре успешно внедрена медицинская информационная система, которая позволяет просчитать пациента на любом участке его нахождения в центре и сказать, сколько пациент стоил в том или ином случае. По сути дела, введён персонифицированный учёт всех медицинских услуг, которые оказываются в центре. То есть мы знаем, сколько стоит первичный больной, сколько стоит повторный больной, и, конечно же, можем просчитать, что выгоднее, на каком этапе выгоднее лечить больного, в связи с чем у нас в Чебоксарах для Федерального центра в своё время было открыто реабилитационное отделение на 60 коек в многопрофильной больнице. Но с увеличением объёмов оказываемой медицинской помощи это отделение перестало справляться с нашими объёмами, и в этом году мы отправляем на этап ранней реабилитации всего лишь порядка 30–35% от необходимого объёма. Соответственно, остальные пациенты продолжают находиться на дорогостоящей койке. Я, наверное, скажу в унисон со своими коллегами, что перспективой развития этих центров было бы, если бы мы имели или достойную реабилитацию в других многопрофильных больницах, или же, возможно, рассмотреть вариант – как, допустим, для наших центров – строительства реабилитационных корпусов или комплексов. Почему? Потому что очень важна для наших пациентов не просто, скажем так, пассивная реабилитация, но активная реабилитация с использованием современных реабилитационных технологий, в том числе с биологической обратной связью. И сокращение средней длительности пребывания больного в два раза позволит нам на существующих мощностях увеличить объём оказываемой помощи как минимум в 30 раз. А учитывая модульное строение наших центров, если мы в перспективе сможем сделать пристрои и дополнительно две операционные, то в результате, конечно же, объёмы медицинской помощи увеличатся. Тем более, если посмотреть на данные статистики, как Вы уже сказали, Дмитрий Анатольевич, за последние три-четыре года объём эндопротезирования у нас в стране вырос как минимум в два раза, но потребность в этой помощи ещё достаточно велика. Если мы на сегодняшний день выполняем более 55 тыс. имплантаций суставов в стране, то наша потребность – 120–130 тыс. имплантатов в год. Спасибо.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Пожалуйста, Николай Александрович (обращаясь к Н.А.Винниченко).

Н.А.Винниченко (полномочный представитель Президента в СЗФО): Буквально два слова, Дмитрий Анатольевич. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы этот Центр прежде всего являлся точкой лечения для жителей России и Северо-Западного округа. Конечно, иностранцев нужно привлекать и можно привлекать, но сюда прежде всего должны ездить лечиться россияне. Одна из проблем, которая пока до конца не решена (я знаю, что уже заявки есть из других регионов, не только с северо-запада, но из Смоленска, Центральной России), одна из проблем, одно из препятствий – это более высокая стоимость переезда сюда из центральных регионов России, чем просто по России. Связано это с высокими тарифами на железнодорожные перевозки, с высокими ценами на авиабилеты. В связи с этим, может быть, стоит подумать о механизме компенсации затрат для пациентов-россиян из центральной части России для поездок сюда. Можно было бы это сделать за счёт региональных бюджетов. Я знаю, что определённая система льгот для калининградцев, чтобы они общались с «большой землёй», существует, и они очень активно этим пользуются, но для россиян, которые могли бы приезжать сюда и лечиться, стоило бы подумать о выработке такого же механизма компенсации затрат. Спасибо.

Д.А.Медведев: Сразу просто хочу откликнуться. Если регионы будут считать для себя целесообразным и необходимым такого рода медицинскую помощь, чтобы их жители получали, например, именно в калининградском центре, а не в каком-то другом в силу территориального расположения, пусть планируют у себя это в доходах, пусть планируют это в бюджете своём, я имею в виду. Это в принципе возможный путь, наверное. Во всяком случае нужно это обсудить с ними будет. Пожалуйста.

М.М.Котюков (заместитель министра финансов Российской Федерации): Дмитрий Анатольевич, очень коротко от Минфина, буквально одна просьба, предложение к коллегам. Слайд, которым Вероника Игоревна заканчивала презентацию, детально показывает те задачи, которые Министерство ставит в процессе ближайших лет по развитию высокотехнологичной медпомощи. Мне кажется, там один пункт можно было бы дополнить: это экономическая основа. Об этом говорили в том числе и руководители медицинских организаций, и представители регионов, что вопросы тарифного образования должны быть сейчас поставлены нами в первую очередь во главу угла, потому что при формировании в том числе условий для прихода частных инвестиций в сферу мы должны будем отвечать на вопрос, какая экономическая основа тарифа – это единый тариф в рамках ОМС или это дополнительные источники, которые каким-то образом будут формироваться? И, наверное, эту работу нам нужно закончить до формирования бюджета следующего года.

Д.А.Медведев: Спасибо. Это информация от Минфина, я бы обратил внимание, естественно, присутствующих на то, что сказано.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Ю.Голодец), пожалуйста.

О.Ю.Голодец (Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации): Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги! Я очень коротко хочу прокомментировать тему создания и функционирования таких центров. Она имеет не только медицинское значение для нашей страны и для регионов. Мы сегодня видим, что меняется качество жизни региона, меняется структура занятости в регионах. И если в каких-то регионах мы пытаемся создать высокие технологии, говорим, где это возможно, делаем это огромными усилиями, привлекая часто специалистов-иностранцев, то здесь мы видим совершенно уникальный пример, когда действительно, используя свои кадры, мы создаём высокотехнологичное предприятие. Меняется вся инфраструктура.

Мы говорили о том, как готовятся кадры, и мы знаем, что на базе местного университета создан медицинский факультет. Мы говорим с детьми в школах, и они говорят: «Да, я буду врачом, потому что я хочу заниматься вот такой профессией». И это действительно то, где мы сегодня можем быть сильны, и это наше, российское конкурентное преимущество. У нас есть хорошие школы, у нас есть очень серьёзный потенциал, и создание таких центров меняет и экономику региона, и его социокультурную атмосферу. И в этом смысле действительно, мне кажется, мы должны подходить к этому не только как к социальной сфере, как к оказанию услуг нашим гражданам на очень высоком уровне. Это даже не должно обсуждаться, что все граждане, все жители Калининградской области должны иметь безусловный доступ ко всему, что находится в этом центре. И мы видели сегодня примеры, как люди, которые буквально мыкались по территории Российской Федерации, сегодня прооперированы, и сегодня для них это совершенно другая история. Действительно это должно стать основой и экономики развития этого региона, и здесь мы должны обозначать нашу точку присутствия, тем более использовать такое уникальное географическое положение самой области.

В этом смысле предложение губернатора Николая Николаевича (Н.Н.Цуканова) мне показалось очень интересным. Наверное, надо продумать, может быть, какие-то существуют двусторонние формы соглашений с нашими соседями по поводу медицинского туризма. Если мы создали здесь такое уникальное предприятие, если мы привлекли сюда таких специалистов, которые в своём роде являются уникальными, то, я думаю, что мы должны проработать то, каким образом экономически это будет работать на самом лучшем уровне, потому что без экономики ничего не будет. Если мы будем сейчас начинать компенсировать, чтобы люди из Смоленска сюда поехали, это не будет работать. Человек хочет не просто поехать в ближайшую клинику, он хочет быть постоянно рядом с тем больным, которому оказывается помощь, должна быть близко семья. В этом и был смысл распределения высокотехнологичных клиник по всей территории Российской Федерации. Поэтому у каждой клиники должен появиться кроме медицинского ареала и свой ещё экономический ареал. И нужно разворачиваться, и нужно уметь продавать услуги, тем более, как оказалось, мы это умеем. У нас есть совершенно уникальный пример: российская медицинская компания вышла на IPO, «Мать и дитя» называется. Буквально случилось это на прошлой неделе, то есть мы сегодня сильны и в медицине, и в экономике медицины, поэтому я предлагаю здесь поработать на эту тему.

Д.А.Медведев: Спасибо большое. Ну что, будем заканчивать или есть ещё что-то такое, что нужно обязательно произнести? Ну, давайте будем завершать.

Как я и говорил, несколько комментариев. Я, естественно, солидарен с тем, что говорили коллеги–руководители наших организаций здравоохранения. И в выступлениях Александра Александровича (А.А.Баранова) это было, и Евгения Владимировича (Е.В.Шляхто), я просто не могу этому возражать. Конечно, мы должны создавать возможности для того, чтобы происходила правильная ориентация самих больных и последующая реабилитация. Собственно, это заложено в проект поручения, которое я подпишу по итогам нашего сегодняшнего совещания. Многопрофильность… Конечно, заболевания всегда носят комплексный характер, как любят медики говорить, «сочетанный характер». Понятно, что придётся этим заниматься и при планировании лечения, и при развитии высокотехнологичной медицинской помощи. Это же помощь дорогая, а мы считать деньги не любим, ну нет у нас этой привычки, в отличие от тех, кто всё это готовил и строил, я имею в виду немцев. А считать надо, потому что один день здесь стоит совсем других денег, чем один день в другом заведении, и это нормально абсолютно, потому что здесь одна услуга, а там другая. Но в конечном счёте, и здесь правильно об этом говорилось, это и этапность, но в любом случае это финансирование всей услуги медицинской, которая оказывается пациенту, потому что ему-то, откровенно говоря, всё равно, кто финансирует и сколько чего стоит (у нас во всяком случае пока это не очень хорошо умеют считать), ему нужно получить комплексную услугу. Но всё это тем более важно с учётом того, что мы собираемся переводить оказание соответствующих услуг уже в тариф, и, соответственно, это будет оказываться за счёт бюджета обязательного медицинского страхования, а это уже совершенно другая система оказания медицинской помощи. И я просто хотел бы, чтобы к этому все были готовы. Все – я имею в виду и, естественно, медицинские учреждения, и Министерство здравоохранения. Вот здесь прямо так и говорится в моём поручении, что совместно с ФОМС Минздраву, органам исполнительной власти поручается разработать меры по переходу на оплату высокотехнологичной медицинской помощи из средств обязательного медицинского страхования, предусмотрев увеличение объёмов оказания ВМП в региональных медицинских организациях и разработку методики формирования тарифов на оплату ВМП – то, о чём говорил Минфин.

В отношении интеграции науки и образования: я тоже не могу, конечно, этого не поддержать. Здесь присутствуют у нас и представители Министерства, и учреждений образования, и понятно, что без одного другого не бывает. У нас много медицинских образовательных учреждений невысокого уровня, скажем откровенно, некоторые – просто пещерного уровня. С другой стороны, у нас есть такие светлые пятна на карте, как подобный центр и другие центры, которые здесь представлены больницами и другими медицинскими учреждениями. Надо это соединять. Мы же понимаем, что процесс образования, особенно образования врача, носит непрерывный характер. Я ещё понимаю, что гуманитария можно выучить по книжкам. Вон Ленин взял и экстерном всё сдал, и такие вещи устроил… Он дома сидел, готовился. А врача так не подготовить, он такое устроит, что нам мало не покажется, если он только по книжкам будет заниматься или в устаревшей клинике, которая находится, допустим, в структуре медицинского образовательного учреждения. Не тот специалист абсолютно! И люди, естественно, сейчас рассчитывают на другое. Поэтому как это сделать, уважаемые коллеги, предлагайте. Будем стараться вам в этом плане помочь.

Мы действительно должны посмотреть на общие подходы к организации высокотехнологичной помощи, я уже об этом сказал. Сделать это нужно в том контексте, о котором коллеги говорили. Одновременно – это, может быть, не тема нашего совещания в чистом виде, но это сопредельные темы – у нас и на завтрашнем заседании Правительства будет рассматриваться программа по фармацевтическому производству, и целый ряд решений по локализации производства был принят, и прогнозы определённые составлены, мы развиваем партнёрство с нашими зарубежными коллегами… В конечном счёте мы должны обязательно и эту тему двигать в нашу страну, потому что мы сделали то, что сделали: у нас были деньги, образовавшиеся за счёт доходов бюджета, за счёт удачной рыночной конъюнктуры, и мы купили эти центры, скажем откровенно, и пригласили высококвалифицированных наших врачей. Но всё время их покупать не очень правильно, нам нужно всё-таки эту базу создавать у себя, потому что мы же понимаем, что это всё равно две стороны одной медали. Если есть производство этой высокотехнологичной техники, оборудования высокотехнологичного, то есть специалисты, которые в этом разбираются. Не бывает так, чтобы то, что мы видели в операционной, делали люди, которые ни фига не понимают (извините за моветон) в медицине. Это всё равно люди, которые находятся на стыке медицинских познаний и технической грамотности очень высокого уровня. Я к чему это всё говорю? Конечно, очень важно заниматься локализацией производства, это правда, при этом, конечно, покупая какие-то очень передовые образцы за границей. Тут тоже нечего стесняться.

По тому, как жить этому Центру и другим центрам. Надо заниматься планированием бюджета, надо заниматься экономикой. Здесь коллеги правильно выступали: действительно, центр – это ещё и, если хотите, бизнес, но такой своеобразный, значит, нужно считать деньги. Мы этим обязаны заниматься.

Я не знаю в конечном счёте применительно к калининградскому Центру, что здесь будет доминировать, но очевидно, что всё равно для всех нас главной задачей является обеспечение и оказание медицинских услуг жителям Калининградской области, об этом даже дискутировать нечего, и, если этого захотят наши граждане, – гражданам, которые проживают в других местах, но это может быть не очень дёшево. Но мы здесь говорили, Ольга Юрьевна упоминала так называемый медицинский туризм: если люди платят деньги за перелёт, проезд, проживание в Германии, собственно, почему не поехать в родную Калининградскую область? Пусть едут. Что же касается поддержки, то эта поддержка всегда носит индивидуальный характер. Мы никогда такую поддержку в федеральном бюджете не планировали. У региона есть деньги – пожалуйста. Если есть какой-то частный фонд, пусть оплатит, не вопрос абсолютно. Если эта клиника, если этот Центр наберёт обороты, будет котироваться на международном рынке, пусть иностранцы приезжают, никаких возражений нет. Но мы должны прежде всего ориентироваться на своих граждан. И судя по той динамике, которая есть – и мы сегодня, когда ходили по территории, об этом говорили, – очевидно, что сейчас есть очередь, которую новый коллектив должен удовлетворить. Несколько лет, я думаю, будет в этом плане достаточно высокая заполняемость, а уже потом нужно посмотреть и найти этот баланс между теми, кто приезжает из нашей страны (естественно, местными жителями и теми, кто приезжает из нашей страны), и иностранцами. Вообще, тема хорошая очень.

И ещё раз скажу напоследок то, с чего начал. Считаю, что мы в конечном счёте приняли тогда правильные решения. Они не очень легко реализовывались, самый-самый хвост достался Ольге Юрьевне, но в этом году мы эту тему закроем, и это флагманские наши проекты. За ними должны идти другие проекты. Очень хорошо, что мы это сделали, но ещё больше сделать предстоит.

Большое всем спасибо.

Адрес страницы в сети интернет: http://archive.government.ru/docs/21170/

Источник: http://archive.government.ru/docs/21170/print/



Отзывы о Какие задачи выполняют федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии

Стенограмма: Д.А.Медведев: У нас совещание посвящено высокотехнологичной медицинской помощи. Все присутствующие знают, насколько она важна. От доступности этой помощи зависит не только здоровье – жизнь людей

Прокомментируйте

Имя:   e-mail:
Отзыв:


Какие задачи выполняют федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии 8.1 из 10 на основе 98457 оценок. 98457 пользовательских отзывов
Обострение колита лечение диета > Препараты для восстановления эвакуаторной функции кишечника > Какие задачи выполняют федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии
сохранить / поделиться


datingplaces.ru © 2014 Какие задачи выполняют федеральные центры сердечно-сосудистой хирургии
Обзор сайта Лента статей